10 Июнь 2015

Интервью с экспертом: Кира Гусева

Знакомьтесь, Кира Гусева – руководитель отдела дистанционных образовательных проектов компании «Юлмарт». Кира является бизнес-тренером, а также неоднократным призером и победителем в конкурсах на лучший онлайн-курс.
Дмитрий Кошелев:
Кира, расскажи, пожалуйста, про свой путь: как ты стала специалистом в eLearning?
кира
гусева:
Путь мой достаточно простой. Вообще, с дистанционным обучением я познакомилась еще с точки зрения обучения школ, колледжей в 2004 году, работая в Ярославле в департаменте образования. Но это было еще несерьезное, лишь начальное знакомство с дистанционным образованием. А вот совсем серьезно в корпоративное дистанционное обучение я попала в 2008 году в банке «КИТ Финанс». Совершенно случайно нашла вакансию на HeadHunter, пришла в банк на собеседование, сделала тестовый проект, прошла – и погрузилась в этот прекрасный мир. И с тех пор – всё, не могу никак «выгрузиться».
Дмитрий Кошелев:
Твои работы неоднократно становились победителями в конкурсах на лучший онлайн-курс. Расскажи подробнее, в чем секрет успеха этих курсов.
КИРА
ГУСЕВА:
Во-первых, хотелось сделать что-то хорошее. А когда хочешь сделать что-то хорошее – обычно и получается что-то хорошее, особенно если есть поддержка руководства, система, в которой можно это делать, средства разработки курсов. Плюс мне помогало изучение других курсов, провайдеров, иностранных примеров. Вообще, очень помогал сам конкурс, жаль, что сейчас его не проводят. На волне конкурса и по опыту остальных участников сразу становилось понятно, что хорошо, а что – плохо. Вот я и старалась не делать то, что плохо, а лишь то, что хорошо. Плюс немного юмора, немного живости – и получались хорошие курсы.
КИРА
ГУСЕВА:
То есть, главный секрет – это юмор. Что еще?
КИРА
ГУСЕВА:
Живость, забота о людях, которые будут смотреть электронный курс. Когда делаешь курсы, в первую очередь ты должен думать о тех, для кого они разработаны. Если об этом думать, то всё получится. И, конечно, Дима, мне помогало педагогическое образование. Я считаю, без этого никуда. Без педагогики, даже в дистанционном обучении, – никак.
Дмитрий Кошелев:
А может ли специалист без педагогического образования успешно работать в eLearning и разрабатывать успешные курсы?
КИРА
ГУСЕВА:
В любом случае, специалист должен поучиться этому. Можно не иметь высшего педагогического образования, но выучиться именно педагогическому дизайну, передаче информации. На интуиции это редко получается.
Дмитрий Кошелев:
Первый формат курса, о котором я хочу тебя спросить, – это welcome-курсы. Какой welcome-курс будет, на твой взгляд, идеальным?
КИРА
ГУСЕВА:
Есть пара даже, на мой взгляд, близких к идеалу welcome-курсов. Самое главное в курсе, опять же, – думать о тех, кто будет его смотреть. Часто компании в welcome-курсы вставляют регламенты, слова про миссии, ценности, которые никак не перекладываются на практику. Лично я считаю, что welcome-курс должен помочь человеку почувствовать себя комфортно. Ему нужно рассказать, как зарплату получать, где можно покурить, к кому обратиться за помощью, куда бежать, если что-нибудь сломалось, как доехать на служебной развозке до места, какой карьерный рост ждет сотрудника, какие бонусы – то есть бытовые прикладные вещи. И уже потом фоном – ценности, миссии, история, топ-менеджмент и прочее. Но главный корень курса – чтобы человеку стало комфортно, а комфортно ему будет от решений бытовых вопросов.
Дмитрий Кошелев:
А есть ли какой-то формат для welcome-курса, который ты считаешь наиболее интересным, перспективным?
КИРА
ГУСЕВА:
Идеального формата нет, потому что у каждой компании есть своя культура, традиции, опыт. Поэтому успешными могут оказаться разные форматы. На одном из моих тренингов был предложен интересный формат. В электронном курсе дается задание, в котором нужно ввести код, но узнать его можно, обратившись к какому-то человеку из компании, например, к главному бухгалтеру. И человек должен как-то познакомиться с главным бухгалтером (возможно, в курилке, можно почтой написать, можно ножками дойти) – и получить этот код. Естественно, главный бухгалтер об этом предупрежден. На мой взгляд, это очень интересно, когда можно было совместить такие классные вещи: и личное знакомство, и электронный формат.
Дмитрий Кошелев:
Какие вопросы обычно возникают у клиентов, которые обращались к тебе для разработки какого-либо курса? Welcome-курса, например.

КИРА
ГУСЕВА:
Есть два главных вопроса: сколько времени и сколько стоит. Но если брать уже содержательные вопросы, заказчики, как правило, приходят с запросом, что в курсе должна быть масса регламентов. Тогда приходится их долго переубеждать, что людям в Welcome-курсе нужно совсем другое. Когда начинаем прорабатывать структуру курса, отметаем всё лишнее: так создается список именно тех вопросов, которые нужны человеку. Это если речь о welcome-курсах. Если брать какие-то другие проекты, то сейчас уже лучше ситуация. Еще пару лет назад, в принципе, у людей всё состояло из одних только вопросов. Т.е. как это делать, что писать, как фотографии снимать, зачем это нужно, что включать, как проверять знания? Сейчас же вопросы больше касаются контента, содержания.
Дмитрий Кошелев:
В современном обучении есть такой формат – диалоговый симулятор. Как ты к нему относишься, какие области применения видишь, какие курсы могут быть сделаны с его помощью?
КИРА
ГУСЕВА:
Я очень хорошо отношусь к диалоговым симуляторам. Есть такая известная область – Soft skills. По сути, общение с клиентами, кроме как в диалоговых симуляторах, никак не воплотить. Поэтому в курсах по продажам, по переговорам, конечно, обязательно нужен диалоговый тренажер. Хоть как-то, но они могут этот навык тренировать. Диалоговые тренажеры не нужны в тех курсах, которые предназначены для сотрудников, не общающихся с людьми. Если человек в реальной жизни с людьми не общается, то и в электронном курсе не нужно никаких тренажеров делать, потому что это неприменимо в реальности. Во всех остальных случаях это отличный формат тренировки.
Дмитрий Кошелев:
Следующий вопрос про бизнес-симуляции: с какими проблемами, на твой взгляд, должна столкнуться компания, чтобы у нее возник спрос/запрос на бизнес-симуляцию – такой большой и сложный продукт?
КИРА
ГУСЕВА:
Одна из проблем, с которыми даже я раньше сталкивалась, – это невозможность научить как-то по-другому. Есть, допустим, розничный магазин. И чтобы человек почувствовал себя хозяином этого магазина, хозяином своего собственного объекта, зачастую кроме симуляции, в которой можно действительно поуправлять, посмотреть на последствия своих действий, это никак не реализуется. На очном тренинге за два дня невозможно проработать массу различных вариантов событий, получить обратную индивидуальную связь. А с бизнес-симуляцией ты можешь хоть 150 вариантов событий проработать, посмотреть последствия того, что там натворишь. Если нам нужно за раз показать человеку, как управлять разными направлениями, то симуляция очень хорошо позволяет это сделать. Те симуляции, с которыми я сталкивалась, целевой аудиторией имели управленцев. Тех, которым нужно сверху охватить весь масштаб их задач. Симуляции позволяют на всё это сверху взглянуть. Если есть такие сотрудники, то нужны симуляции.
Дмитрий Кошелев:
Как, на ваш взгляд, кризис влияет на корпоративное обучение, изменились ли требования заказчиков?
КИРА
ГУСЕВА:
Наверное, на очное обучение кризис влияет сильно. На дистанционное обучение не могу сказать, что кризис повлиял как-то повально, основываясь на опыте компании, в которой я работаю. У нас дистанционное обучение ни свернулось, ни развернулось. Возможно, мы закрыли какие-то проекты, связанные с большими бюджетами, но что мы делали раньше – то можем делать и сейчас.

Теперь о требованиях. Если брать заказчиков именно электронных курсов, тоже не могу сказать, что требования сильно изменились. Требования, наверное, меняются не из-за кризиса, а в принципе из-за развития дистанционного обучения: люди хотят курсы короче, интереснее, геймефицированнее, серьезней, сложнее, но у меня нет никакой корреляции с кризисом.
Дмитрий Кошелев:
А что в целом можно сказать о рынке дистанционного обучения?
КИРА
ГУСЕВА:
Здесь можно говорить только о положительных изменениях. Я в этом бизнесе давно. И может быть, в 2002 году не так сильно всё это замечала, но с 2008 абсолютно регулярно слежу за тем, что происходит, и могу сказать – рынок развивается, люди больше узнают. На конференции появляется много новых лиц, с которыми проводятся различные мероприятия. Люди задают более конкретные вопросы, у них более сложные запросы, они уже понимают все возможности дистанционного обучения и уже не ограничиваются какими-то слайдовыми вещами. Нужно что-то делать сложнее, интереснее. Это, естественно, и эффект больший приносит. Рынок развивается и с точки зрения понимания компании, и с точки зрения запросов и проектов. Они могут быть большими и сложными, но при этом короче по времени.
Дмитрий Кошелев:
Каков твой прогноз на этот и следующий годы? Куда движется рынок?
КИРА
ГУСЕВА:
У меня есть еще собственное видение дистанционного обучения. Классические системы, в которых есть курсы, тесты, вебинары, уже не так хорошо работают, как раньше. Людям нужны социальные сети, внутренняя социальная сеть, игровые какие-то проекты: слушатели теперь даже книги готовы читать, если они привязаны к какому-то электронному курсу. То есть это уже комплексная история, в которой много-много возможностей получения знаний. И эта тенденция действительно чувствуется как внутри компании, так и на рынке в целом.
Дмитрий Кошелев:
А как звучат запросы на создание таких комплексных электронных курсов?
КИРА
ГУСЕВА:
Вот у меня один из недавних примеров: есть компания, которая занимается обучением отелей. Приходят и говорят: «У нас есть много отелей, нам нужно учить сотрудников, но курсов недостаточно. Создайте нам среду, в которой они будут учиться, общаться, обмениваться знаниями и наблюдать прогресс. Чтобы руководитель мог оценить продвижение обучения». Уже запросы больше идут даже не на электронные курсы (хотя это тоже есть), а на создание учебной среды.
Дмитрий Кошелев:
В интервью 2013 года ты говорила, что геймификация является трендом 2013 года. С тех пор что-то изменилось?
КИРА
ГУСЕВА:
С точки зрения геймификации у меня изменился взгляд, с точки зрения тренда – тоже. Мне кажется, что сейчас трендом становится создание среды. А с точки зрения геймификации, если раньше многим казалось, что механика, динамика – это наше всё для результативного проекта, на практике этого оказалось недостаточно. В геймификации главный всё-таки контент, содержательная история. Если на нее уже сверху правильно прикручены элементы теории геймификации – всякие бэйджи, значки и прочее – то хорошо. Но даже если их нет, курс всё равно работает. То есть первичное – это не механика, а методика, контент, история.
Дмитрий Кошелев:
И в заключении – три блиц-вопроса. Первый – что тебе больше всего не нравится в электронных курсах?
КИРА
ГУСЕВА:
Мне не нравится, когда курсы делаются не для людей. Когда делаются или для топ-менеджера, который сказал, что нужно, или для руководителя безопасности, который считает, что нужен курс по безопасности. Это больше всего меня раздражает.
Дмитрий Кошелев:
А какие они – эти курсы, которые делаются не для людей?
КИРА
ГУСЕВА:
Кнопочка «далее-далее-далее». «Мы не убираем никакой контент, давайте оставим все федеральные законы, потому что слушатели курса должны знать, что в 25-м законе, третьем параграфе есть такой-то пунктик». Вот это безумно раздражает. Приходится много работать с заказчиком, отрезая всё лишнее.
Дмитрий Кошелев:
А ты вот эти курсы, которые тебе не нравятся, как-то можешь назвать одним словом? Как-то для себя ты их называешь?
КИРА
ГУСЕВА:
Есть неприличное слово, как я их для себя называю.
Дмитрий Кошелев:
Мы это вырежем :)
КИРА
ГУСЕВА:
Не буду говорить это вслух. Было раньше понятие – слайдомент. Это уже немножко устаревшее. Слайдомент с кучей ссылок на какие-то регламенты, которые всё-равно никто никогда не запомнит.
Дмитрий Кошелев:
Второй вопрос: что ты больше всего ценишь в онлайн-курсах?
КИРА
ГУСЕВА:
Я ценю, когда в курсе есть какая-то конкретная вещь, которую человек быстро и приятно для себя может усвоить, применив потом на работе.
Дмитрий Кошелев:
Одна вещь?
КИРА
ГУСЕВА:
Курс про одну вещь.
Дмитрий Кошелев:
То есть курс – он короткий получается?
КИРА
ГУСЕВА:
Он короткий, доносит какую-то одну цель. Цель может быть шире, чем выучить «раз-два-три», но она всего одна в курсе. И тогда человек быстро эту цель достигает, применяя на работе. Еще бы и обратную связь нам дал – это просто замечательно.
Дмитрий Кошелев:
И, собственно, последний вопрос: какое будущее для себя как eLearning специалиста ты видишь?
КИРА
ГУСЕВА:
Я хочу преподавать. Хочу учить людей делать курсы руками, создавать такую секту специалистов дистанционного обучения, которые всё могут и всё хотят.
Автор: Дмитрий Кошелев
Made on
Tilda